Зафар Абдуллаев: От визита Путина в Таджикистане ждут много, но получат мало

25 ноября премьер-министр РФ Владимир Путин совершит визит в Таджикистан, где примет участие в работе Совета глав правительств стран участниц ШОС. В Таджикистане надеются, что визит главы российского правительства в Душанбе будет способствовать улучшению отношений между двумя странами.

Таджикский политолог Зафар Абдуллаев в беседе с корреспондентом ИА REGNUM Новости отметил, что нынешний визит Владимира Путина в Душанбе проходит в «настороженной атмосфере», что заметно, в том числе по затишью в независимой прессе, ранее отличавшейся анти-кремлевской риторикой, примирительными нотками в официальных заявлениях, а также в пассивности оппозиционных партий. «Состояние — «ожидание Мессии». Но что он принесет с собой? Такое внимание к его визиту не случайно, так как большинство экспертов и простых граждан считают, что реальная власть в России, по-прежнему, сосредоточена в руках именно Путина…», — считает эксперт.

Абдуллаев добавил, что президент Таджикистана и его окружение, очевидно, ждут, что получат очередной карт-бланш на свое регентство на очередные 2-3 года, что должно выразиться в виде подписания каких-то стратегических важных документов, в первую очередь для России и в пользу России. «Думаю, на днях в Душанбе в рамках двусторонних переговоров стороны объявят о достижении договоренности по бесплатной аренде военного аэропорта Айни российским министерством обороны и расквартировании ВВС РФ, которые станут частью сил быстрого реагирования ОДКБ. Взамен Россия окажет очередную военную помощь в виде передачи Таджикистану нескольких своих подержанных военных вертолетов или выделит боеприпасы и стрелковое оружие, для пополнения местного арсенала, изрядно оскудевшего после осенней спецоперации в ущелье Комароб», — отметил политолог.

Некоторые местные аналитики считают, что в ходе этого визита будут найдены новые механизмы участия России в строительстве Рогунской ГЭС и поддержки позиций Душанбе в таджикско-узбекском водно-энергетическом споре, однако, как считает Абдуллаев, «не только Рогунская тема, но и весь спектр сотрудничества в гидроэнергетике во время этого визита Путина рассматриваться не будет. Максимум, что может быть предложено таджикской стороне — это доведение долевого участия Таджикистана в ОАО «Сангтудинская ГЭС-1″ до обговоренных 25%, и то при условии погашении долгов перед этой компанией и предоставления каких-либо иных преференций».

Политолог добавил: «Как я уже сказал, ожидание от визита напряженное, потому что его ждут и представители оппозиции, поскольку некоторые из них считают, что в ходе этой поездки Путин передаст Рахмону если и не «черную метку», то «желтую карточку», за последние месяцы холодных отношений с Москвой. Наблюдатели считают, что осенняя военно-террористическая напряженность, так напугавшая таджикские власти, каким-то образом инициирована из Кремля, как знак предупреждения. Оппозиция считает, что Путин едет в Душанбе с рядом условий, испо
157c
лнение которых должно обеспечить дальнейшую поддержку Москвы и остановить попытки насильственной смены власти в республике. В этом «списке» — ряд серьезных кадровых изменений в правительстве, включая такие позиции как премьер-министр и его полномочия, позиции, связанные со сферой энергетики и связи, силовыми структурами, а также, вероятно, требование снижения интенсивности контактов с Ираном, всеми ближневосточными странами и с США», — полагает политолог.

«Лично я считаю, что данный визит Путина не принесет существенных плюсов экономике страны и таджикскому обществу, так как не будут решены приоритетные для простых таджикистанцев моменты таджикско-российского сотрудничества — это улучшение условий въезда, пребывания и работы в РФ таджикских трудовых мигрантов и расширения участия российского капитала в небольших и средних проектах в Таджикистане. В лучшие годы отношений между правительствами двух стран в 2004-2006 году, обещания Путина по этим моментам претворены в жизнь не были, так каким образом они разрешатся сейчас, когда таджикская власть в рейтинге «дружественности» Кремля стоит рядом с Киргизией и Белоруссией?», — считает Зафар Абдуллаев.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.