ФРУ: брэнд без содержания, но с дерибаном


  ФРУ: брэнд без содержания, но с дерибаном

Организация работодателей — лучший способ для амбициозного лидера продвинуться в международную бюрократическую тусовку (ООН, МОТ, др.).

А также получить рычаги влияния на власть в своей стране. У нас его недооценивают. И правда: кто знает, что такое трипартизм? Его часто путают с триппером. Зато что такое дерибан, понимают все. И в особенности люди, волей случая оказавшиеся в руководстве Федерации работодателей Украины. Им куда интереснее средства фондов соцстраха, чем проблемы наемных работников или блокирование неприемлемых для бизнеса проектов решений Кабмина…24 ноября должно произойти весьма интересное событие: заход в руководство Федерации работодателей Украины (ФРУ) Дмитрия Фирташа. Пока непонятно, в каком именно качестве. То ли в роли руководителя единого представительского органа, куда входят ФРУ, Конфедерация работодателей (КРУ) и Всеукраинская ассоциация работодателей (ВАР), то ли сопредседателем социально-экономического совета при президенте. Переговоры еще идут. Хотя решение, возможно, уже принято.

Фирташ — один из немногих наших олигархов, кто реально нуждается в легализации своего статуса на Западе и повышении публичности. А благодаря своему партнеру по газовому бизнесу, министру ТЭК Юрию Бойко, который несколько лет назад использовал ФРУ в тех же целях, хозяин «РосУкрЭнерго» знает: с помощью этого инструмента за короткое время можно прекрасно раскрутиться и в Европе, и в Америке.

Для этого достаточно посетить несколько мероприятий, которые организовывает Международная организация труда (МОТ), работающая под эгидой ООН. Проводятся также разного рода форумы на уровне ЕС и организаций работодателей западных стран. Причем по размаху проведения некоторые из них мало уступают Давосу. Это и неудивительно: только во Франции годовой бюджет Ассоциации работодателей составляет 6 млрд. евро. В некоторых странах — еще больше.

В Украине количество организаций работодателей, как и партий, можно измерять ведром на вес. Но (пардон за каламбур) реального веса они не имеют. По заключению Минюста, только две организации — ФРУ и ВАР — отвечают требованиям закона «Об организациях работодателей». Остальные — это «пиратские копии».

Но даже ФРУ — вовсе не тот орган, каким он должен быть в соответствии с вышеупомянутым законом и международными нормами (конвенции МОТ №№87, 98, 114, ратифицированные в Украине). И тут самое время пояснить, в чем юридическая изюминка организации работодателей и главное отличие от многочисленных ассоциаций предпринимателей.

А разница состоит в том, что в Украине организации предпринимателей, промышленников, союзы и другие бизнес-ассоциации создаются согласно Закону Украины «Об объединениях граждан». Поэтому то же хваленое УСПП (Кинаха), по своей юридической сути, стоит в одном ряду с организациями инвалидо
36b5
в, любителей зверей и т.п. Некоторые объединения бизнеса регистрируются как субъекты хозяйственной деятельности в виде ассоциаций предприятий, чаще всего отраслевого направления. В таких случаях они ведут свою деятельность в соответствии с Хозяйственным кодексом Украины.

Но ни одна из этих структур не может репрезентовать себя на уровне официальных органов ООН. Более того, только работодатели, согласно ратифицированным конвенциям, имеют право вести прямые консультации с правительством, изучать проекты его решений и влиять на их принятие или непринятие правом совещательного голоса.

Кстати, представители Федерации работодателей во время своего, так сказать, расцвета (период первого-второго премьерства Виктора Януковича) постоянно присутствовали на заседаниях Кабмина. И те проекты, которые не были изучены ФРУ или вызывали ее возражения, снимались с обсуждения.

Это вполне объяснимо: только работодатели, в силу тех же ратифицированных у нас конвенций, имеют рычаги внешнего давления на власть через международные структуры (если с ними не хотят считаться или нарушают достигнутые договоренности).

Но все это осталось в теории или в недавнем прошлом. Сейчас Федерация (иже с нею и остальные «братья по разуму») — это пустой брэнд без содержания, без денег и без желания влиять на что-либо. Из серии «он никто и звать его никак».

Руководство — подворовывает. Члены совета не всегда понимают, как именно, но им все равно. Платить взносы никто не хочет. Аппарат содержать не на что. В результате, если у Федерации профсоюзов почти четыре сотни аналитиков, то в ФРУ едва наберется десяток. Могут ли они успеть изучить все те акты, которые готовит Кабмин? Конечно, нет. Поэтому из правительства в адрес ФРУ перестали идти пухлые конверты с проектами решений.

Даже от влияния (реального) на самый важный для работодателей документ — проект Налогового кодекса Федерации была отстранена. Хотя имела все юридические основания играть ключевую роль. Нет, формально представитель Федерации в рабочей группе присутствовал. Но ни заблокировать какие-то нормы, ни продвинуть свои предложения он не мог.

Политический окрас и тот слинял. Хотя по всем правовым и международным канонам ФРУ не может быть политически заангажирована, без этого в ее биографии не обходилось. Когда Федерацию возглавлял (точнее, числился там руководителем) Анатолий Кинах, на политической почве произошел большой раздрай.

В 2004 году в голову Анатолию Кирилловичу стукнула оранжевая моча, и он ловко переметнулся на Майдан. А затем попытался отчислить, как двоечников, шестерых руководителей областных объединений, которые были доверенными лицами Януковича. Но принцип ФРУ, в отличие от УСПП, это независимые орагнизации-члены со своими уставами. Таким образом, административного механизма осуществлять кадровые решения у Кинаха не было. Он немного позлился, потом получил должность и успокоился. На ФРУ «забил».

Некоторое время Федерацией с подачи Кинаха номинально порулил Борис Райков («красный директор» черкасского «Азота», экс-народный депутат). Но его намного больше интересовали выборы мэра Черкасс.

Переставший реально влиять на правительство «клуб» работодателей оказался у разбитого финансового корыта. Нечем было платить даже за аренду помещения. Потенциально богатейшая лоббистская структура могла быть с позором выселена из офиса на улицу.

Тогда было решено пригласить «на царство» экс-министра топлива и энергетики Юрия Бойко. Вопреки досужим вымыслам, что Бойко «купил» себе статус, оказавшись не у дел, инициатива исходила не от него. В организацию экс-министра позвали, чтобы как-то решить материальные проблемы. Бойко же какое-то время раздумывал: нужна ему еще одна статья расходов или хватит карманной Республиканской партии. Но соблазн легитимизироваться в глазах западного бизнеса, попиариться в Еврокомиссии со всеми ее структурами, в Европейском совете взял вверх.

И пока Бойко был в отставке, он использовал Федерацию работодателей, чтобы решить свои статусные вопросы на Западе, если не на 100%, то на 60% или 70%. Но очень скоро ФРУ ему надоела.

Нынешний руководитель Федерации — Дмитрий Олейник стал председателем совета ФРУ почти случайно. Еще два года назад он видел Юрия Бойко только по телевизору. Но оказался в нужное время в правильном месте. Там, где решался вопрос преемника.

Бойко уже не хотел заниматься организацией. А Олейник — единственный из замов киевлянин. Чтобы появляться в офисе хоть пару раз в неделю, ему не надо было ехать в столицу из другого города. «Квартирный вопрос» стал решающим. Олейника избрали.

Формально он «бютовец», член фракции БЮТ в Киевсовете. Но под влиянием «бело-сердечных» находился до тех пор, пока Юлия Тимошенко была при власти. Затем, как человек практичный (даже чрезмерно — об этом ниже), с политической площадки спрыгнул. Идти на плаху за убеждения — это не его амплуа. И полностью погрузился в разворовывание фондов соцстраха в содружестве с литвиновцем Василием Надрагой — министром труда и соцполитики.

Собственный бизнес (а это юридическая фирма «Лексус Патронус», ООО «Рисан», стекольные предприятия, благотворительный фонд «Благодійна корова» и др.) сейчас занимает его куда меньше, чем казенные средства.

Для справки: сегодня в Украине существуют три фонда социального страхования, которые находятся в системе трехстороннего управления (работодатели, профсоюзы, правительство). Это Фонд социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний Украины, Фонд социального страхования на случай безработицы и Фонд социального страхования по временной нетрудоспособности.

Все эти фонды (кроме Пенсионного) имеют такие органы управления: наблюдательный совет, правление и дирекцию. В правление в равных «долях» (по 5-15 человек) входят представители правительства, профсоюзов и работодателей.

Главная задача коррупционеров, мечтающих раздерибанить средства фонда, — это назначить своего директора и влиять на него. В этом плане у председателя ФРУ Олейника с министром Надрагой, имеющим в парламентских кругах прозвище «Васька Клептоман», магистральные цели абсолютно совпали. Они заключили «союз собаки и кошки против повара» (т.е. против профсоюзов) и тырят деньги сообща.

О масштабах разворовывания можно приблизительно судить, если посчитать, сколько миллиардов гривен в последнее время потрачено на обновление программного обеспечения Фонда соцстрахования по временной нетрудоспособности. Или сколько выделяется для «рекламы занятости». Там уж точно не до безработных. Откаты достигают 70%.

А какое отношение имеют к временной нетрудоспособности и рождению ребенка новогодние подарки детям?! Тем не менее, из года в год за счет фонда закупаются подарочные наборы. И не ради детей это все делается, а ради откатов (до половины стоимости закупки)!

А финансирование студенческих профилакториев: причем тут временная нетрудоспособность?! А поддержание спортивных команд. Дело хорошее, но опять-таки не за целевые взносы работодателей.

Много интересного могли бы поведать директора профсоюзных санаториев, которых допускают к участию в тендерах по оздоровлению все тех же «временно нетрудоспособных граждан» только через страхование всего и вся в карманных страховых компаниях. Профсоюзы заинтересованы в прибыльной работе своих санаториев, но из-за сговора Олейника и Надраги они в меньшинстве. А эти двое уже не знают, что еще можно застраховать в санаториях. Уж очень хочется отмыть побольше денег.

Неудивительно, что центры занятости у нас самые богатые арендаторы. Вскоре после прихода к власти Виктора Ющенко имел место скандал, когда во Львове фирма-посредник купила в центре города здание за 1,2 млн., а через день продала его центру занятости впятеро дороже.

В целом, имея доступ к утверждению бюджета фондов, росписи всех его трат, заинтересованные лица могут наварить колоссальные деньги, закладывая туда и работу по СМИ, и новое программное обеспечение, и новогодние подарки, и всякое «левое» строительство и ремонт. По самым приблизительным подсчетам, из 15-17 млрд. грн., которые есть у фондов, процентов 5% уходит Олейнику и близким ему функционерам Федерации работодателей. Деньги большие, но на них не принято обращать внимание. Все гоняются за газовыми и бензиновыми миллиардами.

Кстати, о газовых миллиардах. Возможный заход Фирташа в ФРУ, конечно, обсуждается в деловых кругах, но ажиотажа вокруг этой темы нет. Понятно, что деньги фондов соцстраха хозяина «РосУкрЭнерго» особо не интересуют. И Федерация для него — это имиджевая штука, инструмент вхождения в Кабмин и Секретариат президента, выхода на международную арену. Можно прогнозировать, что игрушка ему вскоре надоест.

Это понимают и представители реального бизнеса, которые числятся в ФРУ. Поэтому на съезде неожиданностей не будет. Многие известные бизнесмены, возглавляющие отраслевые и региональные организации, сами не поедут. Пошлют делегатов. Просто потому, что Федерация работодателей и ее судьба их почти не интересуют.

Что же касается нынешней команды, то Олейник постарается сохранить не свою должность, а верных ему людей в фондах соцстраха. Чтобы в то время, пока газовый олигарх будет разъезжать по заграницам, таскать по копеечке казенные деньги. Тем более что Новый год скоро. И подарки детям уже в пути…

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.